ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Закрыть
Вход RSS

Жертвы катастрофы в Раменском: «Государство нас бросило!»

18 сентября 2009, 19:39 Статьи Александр Гумберт
Жертвы катастрофы в Раменском: «Государство нас бросило!»

Как это часто бывает в России, люди, на которых накануне «МАКС-2009» рухнул самолёт СУ-27, остались одни. У воронки в шесть метров глубиной вместо дома, на развалинах семьи. Катастрофа есть катастрофа, о ней стараются скорее забыть. Но вместе с ней забывают и о погибших и покалеченных.

«Теперь мои дети - нищие. Везите меня срочно в больницу»
51-летняя медсестра Ольга Елизарова умерла в больнице на шестой день после катастрофы. Это на её дом в дачном посёлке «Сосны-2», что в Раменском районе, рухнул один из самолетов. Эскиз того дома Ольга нарисовала сама, хоть и никакой не архитектор по профессии. Каждая копейка вкладывалась сюда: лишних денег не было, и стройматериалы подешевле приходилось искать по всей Москве.

Муж Ольги Михаил до сих пор в больнице. 16 августа он докрашивал калитку в новенькой беседке. Жена пошла в дом, разогрела обед, вышла позвать Мишу к столу и застыла, увидев, как в небе столкнулись два самолета. Дальше всё случилось молниеносно: обломки упали на дом, а струя горящего керосина вылилась как раз туда, где прятались Михаил с Ольгой. Эта волна сбила их с ног, и Ольга вспыхнула сразу же. Через несколько минут она уже стояла совершенно седая и говорила сестре:

Таким был дом Елизаровых до авиакатастрофы.
Таким был дом Елизаровых до авиакатастрофы.

 

- Нина, теперь мои дети - нищие. У меня шок. Везите меня срочно в больницу, не ждите «скорую».

В бронницкой больнице, куда родные отвезли Ольгу, не нашлось ни оборудования, ни опыта, чтобы лечить такие страшные ожоги. С мужем они «встретились» уже в ожоговом центре 36-й больницы Москвы - лежали без сознания в соседних палатах реанимации. О том, что жены больше нет, Михаилу сказала медсестра. Он рыдал у нее на груди полчаса, а она гладила его по голове, как ребенка.

- Как же так... - говорит он теперь, - в мирное время на дом падает военный самолет. Они всю неделю над нами летали. Но почему? Почему? Там же чуть в стороне поля есть. Неужели над ними нельзя было летать?! Мы этот дом строили и мечтали: выйдем на пенсию - будем жить там безвыездно. Пожили...

Чтобы Михаил мог похоронить жену, родные за свои деньги наняли реанимобиль. В нём дежурил врач. Миша всё время повторял: «Оля, прости, что я тебя не уберег!». Так - одни, сами по себе, они и переживают катастрофу, которая случилась не по их вине.

Друзья сбрасывались, кто сколько может
Теперь семье приходится доказывать, что в поселке стоял не какой-нибудь сарайчик для инструментов, а добротный двухэтажный коттедж с отоплением и горячей водой. Они собирают ксерокопии чеков - на стройматериалы, - на мебель, - на бытовую технику.

- Я до сих пор толком ничего не понимаю - кто должен оценить ущерб, провести экспертизу? - говорит сестра Ольги Нина. - Только экспертиза почвы, залитой керосином, и колодца обойдется, как мне сказали, в 80 тысяч рублей. Но у нас нет таких денег. Мы за похороны заплатили 200 тысяч.

Это всё, что осталось от коттеджа, на который рухнул СУ-27.
Это всё, что осталось от коттеджа, на который рухнул СУ-27.

 

Был звонок из Минобороны. Военные сказали, что, хотят возместить ущерб, но не могут. Потому что платить должна страховая компания «Авикос». Известный адвокат Игорь Трунов говорит, что пусть, мол, подсчитают ущерб и назовут сумму. Если она семью не устроит - будем судиться с военными.

Разрушенной семье помогали обычные люди - друзья, коллеги. Сбрасывались кто сколько сможет, брили Михаила, пока он лежал забинтованный, ночами дежурили в палате, а утром шли на работу...

- Государство нас бросило.

Елизаровы говорят это, сочувствуя семье погибшего летчика Игоря Ткаченко. Его тоже не вернуть, но той семье хоть не надо искать старые чеки… Им выплатили страховку и отрапортовали об этом на всю страну. А Елизаровым - нет, и об этом - молчок.

- Потерпевшими по делу будут признаны все члены семьи, которые предъявят ходатайство о том, что им причинен вред - моральный, имущественный, - говорит старший следователь военного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московскому военному округу Александр САБОТАХИН. - Это касается не только Елизаровых, но и всех пострадавших в результате авиакатастрофы. Процедура такова: в ходе предварительного следствия потерпевшие заявляют иск о возмещении морального вреда. В последующем суд определяет размер выплат. Когда пострадавшие смогут получить выплаты, сказать пока трудно. Ведь будут считать и стоимость здания, включая затраты на стройматериалы и работу, и имущество - технику, мебель. На участке были и другие строения, насаждения. Автомобиль, разумеется. Ну и кроме этого - ущерб, причиненный участку и колодцу - керосин пропитал все. Участок уже непригоден для проживания. Думаю, на проведение всех этих экспертиз и подсчет ущерба уйдет не менее полугода.

5 комментариев для:

Жертвы катастрофы в Раменском: «Государство нас бросило!»
5ebddd455b0feca72d6aa23f0da25cd9_thumb
15 октября 2009
от этого никто не застрахован ...
N_user
max
09 апреля 2011
Ссаный путинский режим!
N_user
jdty
06 августа 2011
пора вспомнить1917год и лозунг*Долой прогнившее самодержавие*
N_user
30 января 2012
как был народ сам по себе так и будет, пока Путин у власти!!!
N_user
РЕКС
31 января 2012
Теперь в Раменском прибавилось профи-мошенников типа бывшего депутата Александра Лысенкова из Ногинского района и его родственника Непотач! Александр Лысенков задержан в Москве по обвинению во взяточничестве и и успешно избежал наказания, обосновавшийсь в Раменском и перетащив туда Непотач, развалившего ЖКХ в Ногинске5, продавшего данные жителей одной коллекторной компании.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставьте комментарий без регистрации или войдите на сайт в «два клика» используя: Google Yandex Mail.ru Facebook Twitter Rambler Loginza MyOpenID Вконтакте